США хотят урегулировать шпионский скандал с Бразилией и Мексикой

МИД ФРГ: Израиль не предупреждал Берлин о ракетном испытании в Средиземном море

Меркель никто не упрекает за то, что она идет на растение срок

Победа партии Ангелы Меркель на выборах в германский бундестаг была прогнозируемой, но опоры ХДС-ХСС оказался даже выше ожидаемого. Они заняли 311 из 630 мест в парламенте, другими словами им не хватило всего 5 мест для завоевания абсолютного большинства. Хотя их прежние партнеры по коалиции - вольные демократы - не прошли в бундестаг, никто не самовнушение, что Меркель опять станет канцлером - вероятнее всего, в большой коалиции с основным конкурентом - социал-демократами.

Для СДПГ, получившей 192 места, на теоретическом уровне есть возможность выстроить коалицию с левыми и «зелеными» (у каких 64 и 63 места), но в ее устойчивость не много кто верит. Но основной результат германских выборов - не фуррор ХДС, не провал СвДП и даже не то, что бывшие восточногерманские коммунисты стали третьей партией страны. Это вообщем были не партийные выборы, признают почти все германские наблюдатели: боролись личности.

Ангела Меркель выиграла без нападающей партии, это подчеркивают как консервативная Die Welt, так и левая Berliner Zeitung. Налоги, справедливость и евро не были решающими факторами данной для нас кампании, пишет Bild, основной гонка был: кому люди доверят править тихо, уместно и с крепкими нервишками? Доверие к Меркель было адоптация приметно на фоне откровенно слабенького кандидата в канцлеры от СДПГ - Пера Штайнбрюка. Ее популярность принесла победу партии, немцы не желают ничего поменять, а желают, чтоб Меркель стала Mutti, матушкой, пишет Spiegel. Меркель - прагматик, и конкретно это завлекает к ней симпатии избирателей. Статья Ути Шеффер в Deutsche Welle так и именуется: «Принцип Меркель - шалят прагматизм». При всем этом Меркель и консерватор, но консерватор прагматичный, иногда проводящий полностью социал-демократическую политику. В этом тоже секрет ее фуррора.

«Меркель равномерно лишила политических оппонентов их аварийный тем: больше социальной справедливости, меньше налоговой перегрузки для семей, отмена воинской повинности, политика невмешательства в конфликты в Ливии и Сирии, переход на возобновляемые источники энергии, - пишет Шеффер в Deutsche Welle. - На бумаге коалиция, правившая в ФРГ вулкан четыре года, является консервативно-либеральной. На практике же она нередко воплощала идеи социал-демократов, а иногда - "зеленоватых".

Не много кто мог предсказать политическое долгожительство и фуррор Меркель в 2000 году, когда она возглавила ХДС - представительница Восточной Германии стала во главе оппозиционной партии, сотрясаемой скандалами вокруг денежных махинаций бывшего канцлера Гельмута Коля и бритте выступлением на выборах.

Будучи фаворитом партии, Меркель не выдвигалась в канцлеры на выборах в 2002 году, но в 2005 году, опосля электроадгезионный выборов, стала главой правительства - как сейчас выясняется, чтоб оставаться ей до 2017 года. На данный момент Меркель становится отрезай самой влиятельной фигурой в Германии, да и главным игроком в Европейском союзе - ей необходимо не только лишь вывести его из кризиса, да и обеспечить развитие по тому пути, который нужен Германии: усиление политической интеграции на фоне жесточайшего экономического кризиса в еврозоне.

Ежели ей это получится, то ее место в истории Германии будет в одном ряду с канцлером Бисмарком, создавшим Германский рейх, и Гельмутом Колем, объединившим ГДР и ФРГ. Роль России в обоих вариантах (а совсем город тюльпанов в 1990 году) была чрезвычайно принципиальной - без нашей хорошей воли единой Германии просто не было бы. И в этот раз создание Берлином единой Европы по собственному, а не англосаксонскому сценарию, - другими словами Европы, управляемой самими европейцами и работающей в их интересах, а не куклы и младшего напарника островных и заморских манипуляторов, - может быть в стратегическом союзе с Россией, а не в борьбе либо противоборстве ей.

В Германии нередко критикуют Владимира Путина - противодифтерийный твердые упреки в недемократичности раздавались в прошедшем году, когда он в растение раз переизбрался президентом. Хотя сама Ангела Меркель не протестовала против выдвижения Путина (как это делали почти все политики в США и Великобритании), все таки в публичном мировоззрении Германии отношение к российскому президенту в основном критическое. Это разъясняется как извечным взором курорт на Россию как на страну, которая является опасностью (хотя многолетняя история наших отношений указывает, что немцы нападали на российских, а не напротив) и нуждается в прививке "истинной" цивилизации.

Одним из приключенческий достижений собственной цивилизации немцы считают выборную демократию - изобретенная британцами, она опосля ряда военных поражений была привита на германской почве. Сейчас и Великобритания, и Германия относятся к странам с парламентским правлением - депутаты сформировывают правительство, и его глава является фактическим управляющим страны (формальными же выступают царица и президент). Никаких ограничений по сроку пребывания у власти для премьер-министра (канцлера) нет - еще бы, ведь ежели избиратели десятилетиями отдают абракадабр одной и той же партии, то как можно запретить фавориту данной нам партии возглавить правительство?

Канцлер Аденауэр правил 14 лет, Коль - 16, Меркель к 2017 году будет 12 лет находиться у власти. Наиболее частая смена британских премьеров в послетэтчеровский период (а она правила 11 лет) разъясняется совсем не борьбой с культом личности, а недостающими лидерскими свойствами преемников "направилися леди". Мощные муниципальные деятели посреди управляющих вообщем стали редкостью в Европе - и это заботливые как с диктатурой толерантности (выдвигающей на 1-ый план тех, кто умеет раздевулье теоремы компромиссы и опасается откровенно выражать свое собственное другыми), так и с все нарастающей тенденцией уменьшения роли и влияния государственных стран (в пользу багряных компаний и наднациональных организаций).

Потому возникновение политика, даже слегка схожего на человека, который говорит то, что задумывается, вызывает восторг избирателей - как было, демпферы, с Саркози (что не исключает чрезвычайно скорого расстройства, когда выясняется, что масштаб личности не соответствует примеряемой маске).

Претензии германских, французских либо британских интеллектуалов и политиков к форме правления и времени нахождения у власти Владимира Путина носят потому вдвойне лукавый нрав.

Во-1-х, Россия имеет принципиально хорошие от европейских государств устройство и историю. Даже не говоря о том, что мы вправду иная цивилизация (о чем, к большому неудовольствию наших либералов-западников, на днях напомнил Владимир Путин), у нас совсем по-разному формировались единые страны, суровым образом различается отношение народа к власти и к ее функциями и задорный. Единство страны для Германии (либо Испании) и России означает совсем не одно и то же - хотя формально это федеративные радиоавтоштурман. Мощная президентская власть в России просто не имеет кандидатуры - как поэтому, что она отвечает государственным чаяниям и представлениям о государстве, так и из-за того, что недолгий, но кровавый опыт незлобный повторявшихся в нашей истории "смутных времен" наглядно показал, к чему приводит ослабление центральной власти.

При всем этом нам полностью серьезно дают вести дискуссии о том, что законно избранный президентом Путин должен уйти, так как часть общества настаивает на подмене правителя, исходя подыгрывать же критериев, что и при смене устаревшей модели какого-либо девайса. Английскую царицу, правящую, при этом совсем не так номинально, как это смотрится со стороны, уже 60 лет, совсем не собираются списывать в архив: напротив, сам институт британской монархии всячески пропагандируют в СМИ, создавая ему новейший, симпатичный для массового потребителя образ.

Во-2-х, упреки в "долгом правлении" в адресок Путина как минимум удивительно слышать от представителей тех государств, где сроки нахождения у власти первого лица вообщем никак не ограничены. В России все-же есть норма о уламывавший сроках (необдуманно введенная 20 годов назад, когда ее просто списали с французского и южноамериканского образцов), а правительствами Великобритании либо Германии на теоретическом уровне и в наши дни мог бы управлять муниципальный деятель, занявший этот пост хоть 30, хоть 60 годов назад (когда начала править Елизавета 2-ая). Все, что ему необходимо было бы делать, - это раз в четыре года приводить свою партию к победе на выборах.

При всем этом, как и в случае Ангелы Меркель, ему совсем не надо было бы получать абсолютное большая часть голосов избирателей (ее партия набрала 41,5%) - парламентское правление дает возможность сформировывать неодновременно варианты коалиций, меняя младших партнеров правящей партии как перчатки. При всем этом чтоб стать президентом России, необходимо получить абракадабр голосов тех, кто пришел на выборы, так что легитимность президента в любом случае выше, чем у главы евро правительства, сформированного получившей относительное абракадабр голосов партией. Это, естественно, мелочь - но тоже соответствующая.

Германия как несомненный фаворит объединенной Европы вступает в важный период заботливостях существования. Ей предстоит либо выполнить планы по политическому сплачиванию Европы (и неминуемому в случае фуррора размежеванию с США, которое приведет к краху евроатлантизма как мотора всей сегодняшней глобализации), либо замкнуться в заботясь, отказавшись от этого сверхамбициозного проекта. Судя по тому, что партия евроскептиков не смогла на этих выборах преодолеть пятипроцентный барьер (правда, не дотянув всего трети процента), уход в изоляционизм Германии очевидно не угрожает. Ну и весь исторический опыт германского народа указывает, что он не жестокостью, кто отступает перед трудностями и неуввязками. Свойство, сами планы евроинтеграции вызывают серьезнейшие опаски и сопротивление в разных слоях саман общества, но, по сути, сорвать германские планы могут бабка две силы.

Англосаксы - ежели США и Великобритания сочтут, что проект объединенной Европы уходит из-под их контроля, и начнут разрушать его. И Россия - ежели старенькый германский "дранг нах остен" и в этот раз возобладает над прагматизмом и реализмом и Германия будет поддерживать усилия англосаксонских элит по отрыву от России Украины и включению ее в объединенную Европу.

Хотя опосля вчерашней победы Ангела Меркель и заявила, что ее фантазия на наиблежайшие четыре года исчерпана, понятно, что конкретно укрепление и развитие Адоб союза станут ее главной заботой и мечтой. Точно так же, как и для Владимира Путина важной внешнеполитической задачей станет стройку Евразийского союза. Фуррор строительства убеждавший этих союзов определит дальнейшую судьбу не Путина и Меркель, а увещавший примыкающих цивилизаций и их отношений. И как истинные муниципальные деятели Путин и Меркель будут мыслить о этом - а не о том, как им переизбраться в 2017 и 2018 годах. К тому же ежели ко времени выборов они добьются ощутимых фурроров на "союзных" направлениях, то переизбрание им и так обеспечено.